postheadericon Сказки в стихах

Сундук (Норвежская народная сказка)

За деревней
Была
Трясина.
На трясине
Росла

Осина.

Торчал на осине Сук,
И висел на суку Сундук.
Только ветром
Его качало,
Только градом
В него стучало,
А мохнатый лесной паук
Паутиной оплел сундук.

Шел дурак по трясине,
Увидал сундук на осине.
— Вот,— говорит,— удача!
Всех на свете я стану богаче:
Мне достался сундук с деньгами,
С изумрудами и жемчугами.
Заживу я теперь веселей,
Полтораста куплю кораблей
И от палубы верхней до трюма
Нагружу их мешками изюма!

Взял дурак у соседей пилу
И тихонько полез по стволу,
Подпилил на осине сук —
И свалился на землю сундук.

Так и грохнуло, будто из пушки.
Испугались в болоте лягушки.
Стал дурак отпирать замок,
Только ключ подобрать не мог.

— Вот,— говорит,— задача:
Надо ключ отыскать, не иначе.
Без ключа не открыть замка,
Без замка не открыть сундука!

По дороге дурак пошел,
Медный ключ под кустом нашел,
Медный ключ с золотой бородкой.
Стал хвалиться дурак находкой.

— Вот,— говорит,— удача!
Всех на свете я стану богаче,
Полтораста куплю кораблей,
Апельсинов, конфет, кренделей.
То-то пир на весь мир я устрою,
Если только сундук я открою!

Ключ потер он рукой—блестит.
Дунул в дырочку — ключ свистит.
Сунул ключик в замочную щелку,
А замок отомкнулся и щелкнул.

Огляделся дурак вокруг,
Заглянул осторожно в сундук.
— Вот,— говорит,— неудача!
Не намного я стану богаче,
Не намного я стану богаче —
Я нашел только хвост поросячий…
Очень тоненький хвост да короткий.
Много ль проку в такой находке?

Был бы хвост поросячий побольше,
Так и сказка была бы подольше!

 

Кольцо Джафара (Восточная сказка )

А ну, загадку разгадай,
Коль думать ты охотник:
Кто больше трудится — лентяй
Иль ревностный работник?

Но, прежде чем найдешь ответ,
Послушай сказку древних лет.

Жил при дворе мудрец Джафар
В одной стране на юге.
А так как был он очень стар,
Его носили слуги.

Однажды на пути домой
С далекого базара
Скатился перстень золотой
С мизинца у Джафара.

Сказал носильщикам Джафар:
— Весь город обойдите
И драгоценный царский дар —
Кольцо мое найдите!

Ему носильщики в ответ:
— Искать нам неохота.
Нам до пропажи дела нет.
Своя у нас работа.

Тебя нам велено таскать,
А не кольцо твое искать!

— Ну, если так,— сказал рабам
Джафар на эти речи,—
Кольцо искать я буду сам!—
И сел рабам на плечи.

Пришлось тащиться им опять
С Джафаром до базара…
А было б легче им искать
Колечко без Джафара!

 

Старуха, дверь закрой! (Народная сказка )

Под праздник, под воскресный день,
Пред тем, как на ночь лечь,
Хозяйка жарить принялась,
Варить, тушить и печь.

Стояла осень на дворе,
И ветер дул сырой.
Старик старухе говорит:
— Старуха, дверь закрой!

— Мне только дверь и закрывать,
Другого дела нет.
По мне—пускай она стоит
Открытой сотню лет!

Так без конца между собой
Вели супруги спор,
Пока старик не предложил
Старухе уговор:
— Давай, старуха, помолчим.
А кто откроет рот
И первый вымолвит словцо,
Тот двери и запрет!

Проходит час, за ним другой.
Хозяева молчат.
Давно в печи погас огонь.
В углу часы стучат.

Вот бьют часы двенадцать раз,
А дверь не заперта.
Два незнакомца входят в дом,
А в доме темнота.

— А ну-ка,— гости говорят,—
Кто в домике живет?
Молчат старуха и старик,
Воды набрали в рот.

Ночные гости из печи
Берут по пирогу,
И потроха, и петуха,—
Хозяйка — ни гугу.

Нашли табак у старика.
— Хороший табачок! —
Из бочки выпили пивка.
Хозяева — молчок.

Все взяли гости, что могли,
И вышли за порог.
Идут двором и говорят:
— Сырой у них пирог!

А им вослед старуха: — Нет!
Пирог мой не сырой!—
Ей из угла старик в ответ:
— Старуха, дверь закрой!

 

Гусыня и Осел (По мотивам Шварцвальдских сюжетов )

Подслушав птичниц разговор,
Рыдая и дрожа,
Гусыня убежала в бор
От острого ножа.

И в ту же ночь Осла прогнал
Хозяин со двора:
— Ты,— говорит,— ленивый стал,
Тебя сменить пора!

И вот однажды поутру,
Когда шиповник цвел,
Вдруг встретились в густом бору
Гусыня и Осел.

Он уступил дорогу ей
И, низко поклонясь,
Сказал:
— Сударыня, ей-ей,
Я счастлив встретить вас!

Но как сюда попали вы,
Не понимаю я?
Она ответила:
— Увы, горька судьба моя! —

И рассказала все ему
Об участи своей.
И, сам не зная почему,
Он все поведал ей.

И стали сетовать они
На то, как жизнь тяжка,
Усевшись в молодой тени
Зеленого дубка.

И порешили вместе жить
И вместе поживать,
Чтоб вместе радости делить
И горе горевать.

Проходит два иль три денька…
Задумались друзья:
Корысть не больно велика
От этого житья.

Гусыня плавает весь день
По озеркам лесным.
Осел стоит, укрывшись в тень,
Опять один-одним.

Гусыня принесет ему
Червей — таких больших.
Ослу же черви ни к чему,
Его тошнит от них.

Осел ночами тихо спит —
Устанет за день он.
Гусыня же во сне шипит
И спугивает сон.

Осел упрется и молчит—
Ни с места, хоть умри!
Гусыня бедная кричит:
— Га-га, заговори!

И наконец устал Осел
От этого житья.
“Пойду-ка,— думает Осел,—
К лесному гному я!”

И вот однажды поутру
(Еще шиповник цвел)
Пещеру отыскал в бору
И дверь толкнул Осел.

Она немного подалась
И настежь отперлась.
И вот стоит перед Ослом
Хозяин леса — гном.

Стоит веселый старичок —
Хозяин леса — гном,
Остроконечный колпачок
И мантия на нем.

Осел склонился до земли,
Потом пополз ползком:
— Хозяин леса, повели,
Чтоб стал я гусаком.

Гусыня у меня жена,
А я ослом рожден.
Но мне ослица не нужна,
В Гусыню я влюблен!

Нарвал шиповнику старик
И зелья наварил.
Перелистал десяток книг,
Потом заговорил:

— Ты выпей это зелье, друг,
Ударься о дубовый сук,
Умойся дома молоком —
И станешь гусаком.

Благословляя старика,
Осел ревмя ревел.
Он зелье выпил. Для сука
Башки не пожалел.

Простился с мудрым стариком
И побежал за молоком.
Но не успел затихнуть бег
Счастливого Осла,
Гусыня, белая как снег,
К пещере подошла.

Она склонилась до земли
И начала шептать:
— Хозяин леса! Повели
Ослицею мне стать.

Осла любить мне суждено
Навеки, навсегда.
За гусака я все равно
Не выйду никогда!

Хозяин леса неспроста
Потрогал колпачок,
Улыбка тронула уста,
И молвил старичок:

— Нарви шиповнику чуть-чуть,
Порань его шипами грудь,
Стань клювом прямо на восток,
Три раза окунись в поток,
И, обновленная водой,
Ослицей станешь молодой.

Прохладно сделалось в бору,
В ветвях сгустился мрак…
И повстречались ввечеру
Ослица и Гусак.

Превратностей своей судьбы
Не в силах одолеть,
Они стояли, как столбы,
Мечтая околеть.

Они не знали, чем помочь,
Как избежать беды.
Они проплакали всю ночь
До утренней звезды.

И вместе с утренним лучом
Опять помчались в бор…
И встретил их хозяин-гном,
Взглянул на них в упор.

И пали на землю они:
— Хозяин! В добрый час
Обличье прежнее верни
Ты одному из нас!

И он ответил им, тая
Улыбку в щелках глаз:
— Нет! Колдовство мое, друзья,
Годится только раз.

Да! Вместе с вами я грущу.
Да! Вам не повезло!..
Хотите, я вас превращу
В людей, куда ни шло!

Хозяин леса вскипятил
Три горьких корешка
И в дровосека превратил
Большого гусака.

Потом перелистал одну
Из самых толстых книг,
И дровосеку дал жену
Веселый тот старик.

С тех пор года идут-плывут,
Века встают из мглы…
С тех пор среди людей живут
Гусыни и ослы.

 

Как старик корову продавал
С. Маршак

На рынке корову старик продавал,
Никто за корову цены не давал.
Хоть многим была коровенка нужна,
Но, видно, не нравилась людям она.

— Хозяин, продашь нам корову свою?
— Продам. Я с утра с ней на рынке стою!
— Не много ли просишь, старик, за нее?
— Да где наживаться! Вернуть бы свое!

— Уж больно твоя коровенка худа!
— Болеет, проклятая. Прямо беда!
— А много ль корова дает молока?
— Да мы молока не видали пока…

Весь день на базаре старик торговал,
Никто за корову цены не давал.
Один паренек пожалел старика:
— Папаша, рука у тебя нелегка!

Я возле коровы твоей постою,
Авось продадим мы скотину твою.
Идет покупатель с тугим кошельком,
И вот уж торгуется он с пареньком:

— Корову продашь?
— Покупай, коль богат.
Корова, гляди, не корова, а клад!
— Да так ли! Уж выглядит больно худой!

— Не очень жирна, но хороший удой.
— А много ль корова дает молока?
— Не выдоишь за день — устанет рука.
Старик посмотрел на корову свою:

— Зачем я, Буренка, тебя продаю?
Корову свою не продам никому —
Такая скотина нужна самому!

 

Колдун в чернильнице

Джеймс Крюсс

Жил-был в чернильнице колдун—
Кори Кора Корилл.
Он очень ловко колдовал
При помощи чернил.

Вот пишет кто-нибудь письмо —
Не ди, не да, не дышит,—
Как вдруг вмешается колдун
И все не так напишет.

Один раз написал король:
“На ми, на ма, на месте
За оскорбленье короля
Виновника повесьте!”

И вот читает весь народ
В буми, в бума, в бумаге:
“За оскорбленье короля
Дать премию бродяге”.

Тут захихикал тоненько
Кори Кора Корилл
И отхлебнул на радостях
Немножечко чернил.

В другой раз написал один
Пои, поа, поэт:
“Ах, эти розы на столе
Похожи на рассвет!”

Он тщательно выписывал
По би, по ба, по букве.
Когда он кончил, каждый стих
Повествовал о брюкве.

Тут захихикал тоненько
Кори Кора Корилл
И отхлебнул на радостях
Немножечко чернил.

За сына глупого отцу
Оби, оба, обидно.
Он пишет мальчику в письме:
“Тебе должно быть стыдно!”

И вот, слюнявя языком
Свой пи, свой па, свой пальчик,
Читает сын в письме отца:
“Ты умница, мой мальчик!”

Тут захихикал тоненько
Кори Кора Корилл
И отхлебнул на радостях
Немножечко чернил.

 

Жадный Вартан (Армянская сказка )

С. Михалков

С овечьей шкурой к скорняку
Зашел Вартан-сосед:
— Из этой шкуры шапку сшить
Ты можешь или нет?
— Могу! — сказал в ответ скорняк,
На шкуру посмотрев.
— А выйдет две? — спросил Вартан,
На корточки присев.
— И две сошью.
— А три?
— И три!
— Сошьешь четыре?
— Да!
— А пять?
— Ну что ж, могу и пять,
Коль в этом есть нужда!
— Быть может, выкроишь все шесть?
— Могу, раз надо так!
— Где шесть, там — семь! — сказал Вартан.
— Идет! — сказал скорняк.
Когда заказчик через день
За шапками пришел,
Семь шапок выложил скорняк
На свой рабочий стол.
— Да разве это мой заказ?—
Вскричал в сердцах Вартан.—
Когда ты шапки мне кроил,
Ты был, должно быть, пьян?
Что с ними делать мне теперь?
Куда прикажешь деть?
Ведь ни одну из них нельзя
На голову надеть!
— Но ты же сам того хотел! —
Сказал в ответ скорняк.—
Больших семь шапок из овцы
Не выкроишь никак!

 

Тихая сказка
С.Маршак

Эту сказку ты прочтешь
Тихо, тихо, тихо…
Жили-были серый еж
И его ежиха.
Серый еж был очень тих
И ежиха тоже.
И ребенок был у них —
Очень тихий ежик.
Всей семьей идут гулять
Ночью вдоль дорожек
Еж-отец, ежиха-мать
И ребенок-ежик.
Вдоль глухих осенних троп
Ходят тихо: топ-топ-топ…
Спит давно народ лесной.
Спит и зверь, и птица.
Но во тьме, в тиши ночной
Двум волкам не спится.
Вот идут на грабежи
Тихим шагом волки…
Услыхали их ежи,
Подняли иголки.
Стали круглыми, как мяч,
Ни голов, ни ножек.
Говорят: — Головку спрячь,
Съежься, милый ежик!
Ежик съежился, торчком
Поднял сотню игол…
Завертелся волк волчком,
Заскулил, запрыгал.
Лапой — толк, зубами — щелк,
А куснуть боится.
Отошел, хромая, волк,
Подошла волчица.
Вертит ежика она:
У него кругом спина.
Где же шея, брюхо,
Нос и оба уха?..
Принялась она катать
Шарик по дороге.
А ежи — отец и мать —
Колют волчьи ноги.
У ежихи и ежа
Иглы, как у елки.
Огрызаясь и дрожа,
Отступают волки.
Шепчут ежику ежи:
— Ты не двигайся, лежи.
Мы волкам не верим,
Да и ты не верь им!
Так бы скоро не ушли
Восвояси волки,
Да послышался вдали
Выстрел из двустволки.
Пес залаял и умолк…
Говорит волчице волк:
— Что-то мне не можется.
Мне бы тоже съежиться.
Спрячу я, старуха,
Нос и хвост под брюхо!
А она ему в ответ:
— Брось пустые толки!
У меня с тобою нет
Ни одной иголки.
Нас лесник возьмет живьем,
Лучше вовремя уйдем!
И ушли, поджав хвосты,
Волк с волчицею в кусты.
В дом лесной вернутся еж,
Ежик и ежиха,
Если сказку ты прочтешь
Тихо,
Тихо,
Тихо…

 

Три зверолова

С.Маршак

Три смелых зверолова
Охотились в лесах.
Над ними полный месяц
Сиял на небесах.
- Смотрите, это — месяц!
- Зевнув, сказал один.
Другой сказал: — Тарелка! —
А третий крикнул: — Блин!
Три смелых зверолова
Бродили целый день,
А вечером навстречу
К ним выбежал олень.
Один сказал: — Ни слова,
В кустарнике олень! —
Другой сказал: — Корова! —
А третий крикнул: — Пень!
Три смелых зверолова
Сидели под кустом,
А кто-то на березе
Помахивал хвостом.
Один воскликнул: — Белка!
Стреляй, чего глядишь! —
Другой сказал: — Собака! —
А третий крикнул: — Мышь!

Комментарии запрещены.